Сан огород
Назад

Шалаш Ленина - МДРЕГИОН.РУ

Опубликовано: 25.04.2020
Время на чтение: 1 минута
0
1

Броз тито дал орден бездомному герою

     Николай Емельянов широкими взмахами косил траву, когда увидел, что по дороге от совхоза, подобрав юбку, бежит жена. “Коля, что же это?” — косынка у Надежды съехала, волосы растрепались по плечам. Протянула бумагу. В ней сообщение от 1954 года: решением коллегии Верховного суда СССР реабилитировать семью Емельяновых… “Тех, кто остался от нее…” — стойко переживал Николай Александрович известия о смертях сыновей, а как коснулось дело веры в партию, схватился за сердце. Врачи позже поставили диагноз — инфаркт.

— Нашего отца тоже сразу отпустили из лагеря, мне как раз исполнилось 20 лет. Поскольку дед вырос в Разливе, он мечтал снова туда вернуться, — продолжает Нина Александровна. — И как поправил свое здоровье, отправился с бабушкой под Питер. Только никто его в родном краю не ждал…

Никто на улицах родного села не узнавал бывшего соседа: из молодца с раскосыми усами Николай превратился в старика… Боялся Емельянов за свое родовое гнездо: вдруг сожгли его чекисты? С дороги увидал сарай и дом. И снова беспокойство: пустят ли? Во дворе старик подивился столпотворению. Молодой экскурсовод заканчивал: “Если бы герой Емельянов не спас вождя от охранки, Великая Октябрьская революция могла и не случиться…”

На застекленной веранде родного дома дружно пили чай музейные работники. Николай с Надеждой Кондратьевной поднялись на крыльцо, но экскурсовод вежливо объяснил, что выставка на сегодня закрыта.

— Постойте… Мы же и есть… Емельяновы, — потупил глаза старик.

— Так шутите, а еще пожилой товарищ. Емельянов погиб на фронте как герой, — пожурил его комсомолец.

В местной администрации чету Емельяновых заверили, что теперь их дом является музеем всесоюзного значения. А на то, что Николай купил и обустроил эту землю, ответ был прямой, как линия партии: “Товарищ, на дворе коммунизм. И на вашем в том числе”.

— Когда дедушка подался к знакомым, никто не давал ему ночлег: “За своих детей боимся”, — говорит Нина Александровна. Только одинокая старушка выделила под жилье бывшим соседям курятник в три раза меньше, чем сарай Ленина, и разрешила разбить огород. Два года тем и питались, что земля подаст.

Повернул судьбу нашего героя очередной коммунистический лидер. Югославский вождь Броз Тито в 1956 году задумал свершить в Союзе рейд по ленинским местам. При подготовке к его визиту в Разлив партия припомнила, что реабилитировала Николая Емельянова. Работники местной администрации нашли старика в означенном курятнике. Емельянов не хуже Ильича пригрелся на лежанке из сена. “Вас постановили наградить орденом Ленина и назвать в вашу честь улицу, где находится музей-сарай. Так что советуем побриться и надеть костюм”.

Предлагаем ознакомиться  ОО любителей хорьков "Фуриттус"

— Только благодаря Тито нашей семье и вернули дом, где я доживаю свои дни, — говорит Нина Александровна. — А чтобы все было по закону, дед задним числом отписал музею остальную собственность. Разочаровался ли он в советской власти? Вслух он ее никогда не критиковал, а свою судьбу считал просто досадной ошибкой… Музейные работники пригласили деда работать электриком. И наша семья постепенно к выставке приобщилась: мать работала сторожем, отец — дворником. А когда приходили посетители, Николая Емельянова иногда звали показаться на крыльцо, как иллюстрацию к экскурсии. Но тут он уже не долго прожил — опять сердечный приступ…
Трудно представить, что творилось в душе Николая Емельянова, когда ему жал руку Иосип Броз Тито.
По жизни его вели вожди.
Сослали — после смерти Кирова. Реабилитировали — после кончины Сталина.
Между этими жерновами прожевала мельница истории семью маленького человека — рабочего оружейного завода. А ведь спасение Ленина в Разливе — один из винтиков, через которые провернулась русская революция. Впрочем…
— Если не дед, так другой пролетарий спрятал бы Ленина, — по-народному забито рассуждает внучка Емельянова. — Думаете, для партийной машины не нашлось бы запасного винтика?

Зачем ленину две лодки

“Владимир Ильич увидал вырубленную в кустах уютную площадку. И два чурбана. Один пониже, другой повыше. Пониже табурет, а это будет стол.
— Лесной кабинет ваш, — сказал Емельянов. — И не видно. И тишь, чтобы мысли не спугивать” (книга “Жизнь Ленина”, Мария Прилежаева).

— Николай Емельянов с 1905 года тайно собирал и поставлял винтовки коммунистам, — директор музея в Разливе Елена Гладкова открывает стеклянную дверь, за которой находится вход в сарай. — У него была своя дружина, через которую он и познакомился с вождем. Емельянов понимал, что, вводя Ленина в семейный круг в 1917 году, рискует своей женой и семью детьми.

Ветхая лестница сарая, по которой еще Ильич лазил, скрипит. На чердаке стол да стул — много ли нужно Ленину?

— К шалашу по озеру, которое находится за домом Емельянова, плыли сразу две лодки — Ильича и Зиновьева, — продолжает Гладкова. — Все советские источники об этом умалчивают, потому что после 1934 года второй стал врагом народа. Одна лодка осталась у нас, а вторую передали в музей в Москве. И обе считаются ленинскими.

До “зеленого кабинета” через лес отсюда по ленинскому следу топать 3,5 км. Шалаш из соломы заново выстраивают каждое лето.

Предлагаем ознакомиться  Красная шапочка сшить шапочку

— Под конец августа хулиганы все время его поджигают, — говорит экскурсовод. — Шалаш был прислонен к стогу сена, под которым тоже было свободное пространство. Емельянов пустил слух по деревне, что собирается завести корову, под это дело арендовал поляну и нанял двух “косцов-финнов”, которые по-русски ни бельмеса. “Лесной кабинет” был вырублен в ближайших к шалашу кустах.

Жена Емельянова Надежда Кондратьевна на рассвете возила Ленину с Зиновьевым провизию…

— Привлек пролетарий к общему делу и сыновей, — говорит Елена Гладкова. — Мальчишки по очереди бегали в магазин за прессой — Ильич каждый день требовал утренних газет. Старшие, Александр и Кондратий, посменно дежурили при шалаше — стояли “на часах” и, если видели грибника или рыбака, ухали совой, чтобы революционеры успели спрятаться в соломе или в “зеленом кабинете”. В конце лета, когда Ленин с Зиновьевым решили перебраться за границу, Емельянов с риском для жизни вел их через лес — тут все трое чуть не угодили в горящий торфяник.

Семеро за одного не мрут?

     — У нас сохранился лишь документ о реабилитации Емельянова, — наставляли меня работники музея. — А на разговор с внучкой не надейтесь. Слишком она запугана, чтобы откровенничать.

Дверь дома, что за сараем, долго не открывали. Потом на пороге возникла старушка. “Я ничего не знаю”, — отрезала она смущенно, щурясь через толстые линзы очков. Только после долгих уговоров Нина Александровна пустила репортера “МК” в небогато обставленную комнату с русской печью. Сняла с полки фотографию:

— Отец… Я росла без него… Первого сына, Сергея, дед еще в Гражданскую войну потерял. Остальные, считай, тоже из-за коммунизма пострадали.
“Тысячи павших за революцию рабочих бойцов! Вечная память вам... Владимир Ильич подумал, что сестрорецкий рабочий Емельянов тоже сильно рискует, укрывая его от буржуазных властей.
Попадется — не помилуют.
А ведь семеро ребятишек останутся”.
(М. Прилежаева).

Не с той стороны ждал Владимир Ильич подвоха… Николай Емельянов состоял в партии с 1904 года, участвовал в штурме Зимнего и подавлении Кронштадтского мятежа, трудился в Наркомвнешторге и был председателем Сестрорецкого горсовета. После всех этих свершений в 1932 году отправился на пенсию. А после убийства Кирова в 1934-м начались массовые аресты.

— Сотрудники НКВД нагрянули ночью, — рассказывает Нина Александровна. — Люди в военных шинелях будили спящих ударом тыльной стороны винтовки в живот. Не позволив одеться, выводили на декабрьский мороз, заталкивали в машину и увозили. По словам мамы, меня, десятимесячную, пытались вырвать у нее из рук. Но она прижала ребенка к груди и не отпускала даже в изоляторе…

Предлагаем ознакомиться  С какими фруктами сочетается гречневая каша

…В столыпинском вагоне пахло, как в загоне для скота. Арестанты уже несколько дней ехали стоя, плечом к плечу. Куда их везут? За что? На редких остановках людей выгоняли, раздавались оружейные залпы…

— Деда с бабушкой загнали в лагерь под Омском, — говорит Нина Александровна. — Матери только из-за ребенка разрешили поселиться в городе. Но “ссыльных” никто не хотел брать на работу. Она со слезами умоляла дать ей место на молокозаводе только за кровать в общежитии. Потом узнала, что моего отца, который мальчишкой сидел в шалаше с Лениным, большевики сослали в лагерь под Воркуту.

Емельянов долго ничего не знал об участи других сыновей. Николая-младшего, который бегал за газетами для Ильича, расстреляли сразу после ареста. Без суда и следствия. Кондратия, которого полюбил Ленин за умение “кричать совой” (по протекции вождя тот потом поступил в институт), через три года убили выстрелом в затылок при попытке побега из лагеря. Алексей провел в лагерях 18 лет. Георгия выпустили из-под ареста уже через три года, но потом он погиб на фронте. Миновала страшная участь только Льва, который успел переехать в Москву еще до репрессий.

Через семь лет Емельянова отпустили на поселение для ссыльных в один из колхозов. Там рабочий с “золотыми” руками построил себе новую избу. Любил он посадить первоклассницу Нину к себе на колени и потчевать ее рассказами об Ильиче и о том, как семеро сыновей помогали ему вершить революционное дело. “Носи октябрятский значок, он будет тебя хранить, как талисман”, — поучал внучку узник ГУЛАГа.

— В школе нам рассказали о Ленине в Разливе, и я по глупости выступила, что мой дед и есть тот рабочий, — вспоминает Нина Александровна. “Что же вы с матерью делаете здесь, в глубинке?” — не поверила учительница. Подвига Емельянова никто не вычеркивал из истории. Опустили только его дальнейшую незавидную судьбу… Через десять лет ссылки деда перевели на поселение в Казахстан.

Своего отца Нина впервые увидела, когда ей исполнилось 5 лет. Мать плакала, уткнувшись в мокрый, поседевший без времени затылок мужа. Лагерь Александру заменили ссылкой.

— Но через два года папа ушел на фронт, был два раза ранен, — продолжает внучка героя революции. — Вернувшись с войны, работал на заводе, а в 50-м году в нашу дверь снова постучали ночные “гости” из НКВД. Под истошный крик мамы отца вывели из дома… Мы думали, что больше его никогда не увидим…

Я — не робот

Есть подозрение, что поступающие с вашего IP-адреса запросы, генерируются роботом. Пожалуйста, введите значение, указанное на картинке:
, , , , , ,
Поделиться
Похожие записи
Комментарии:
Комментариев еще нет. Будь первым!
Имя
Укажите своё имя и фамилию
E-mail
Без СПАМа, обещаем
Текст сообщения
Adblock detector